Особенности жизни русских в Латвии 2020 году

Популярные курорты

К самым оживленным местам Латвии можно отнести Юрмалу и Дзинтари. Однако, если вы любите менее людный отдых, на побережье есть масса приятных поселков с сосновыми лесами, лечебницами, красочными пейзажами, развитой инфраструктурой и безупречным сервисом.
Например, Кемери – это удивительные прогулки по Кемерскому нацпарку: знаменитый торфяник, Черный ольховый лес, древнее Каниерское городище или Слокское озеро.

Лиелупе – это возможность посещения природного парка Рагакапа, с его этнографическими музеями под открытым небом, дегустациями автохтонных продуктов и т.д.

Планируя поездку на курорты республики, граждане РФ не должны упустить из внимания вопрос: «Нужна ли виза в Латвию для россиян?» Российская Федерация не принадлежит Евросоюзу, поэтому документы обязательны, даже для транзитного пребывания сроком до суток.

Отношение к русским.

Русские в Латвии

Процент русских в Латвии до сих пор остается самым большим относительно общего количества населения в сравнении со всеми другими бывшими республиками СССР (в том числе соседними Литвой и Эстонией). Русские жили на территории Латвии еще со времен Российской империи, но их было немного – около 7-8 %.

Количество россиян и русскоязычных стремительно выросло, когда Латвия вошла в состав Советского Союза. Главная причина того, почему в Латвии много русских, заключается в большом потоке мигрантов из России и других союзных республик во времена СССР.

В 1989 году почти 34 % населения республики составляли выходцы из России, но после восстановления независимости Латвии их количество начало сокращаться. Часть уехала в РФ, а оставшихся становится все меньше за счет естественной убыли.

Особенно быстро этот процесс проходит в последние годы: если в 2016 году демографические исследования вопроса, сколько русских живет в Латвии, дали цифру 26,9 %, то в начале 2019 года – 19,6 %.

Русская диаспора сосредоточена преимущественно в крупных городах восточной части страны.

На самом деле латыши относятся к русским достаточно нейтрально.

Особенности жизни русских в Латвии 2019 году

Вопреки совместному советскому прошлому, тесно связавшему жителей стран СНГ, в латвийском государстве с каждым годом остается все меньше признаков «совковой» жизни. Виной тому (в хорошем смысле этого слова) стала интеграция в Евросоюз. Сегодня эта страна не только выглядит по-европейски, но и живет согласно другим приоритетам. Однако все это не сделало ее менее комфортной для своих бывших соотечественников во многом благодаря отсутствию языкового барьера. Как чувствуют себя русские в Латвии в новых условиях, стоит узнать всем, кто намерен сменить свое привычное место проживания на Прибалтику.

Виной тому в хорошем смысле этого слова стала интеграция в Евросоюз.

Взгляд на Латвию из России: нищая, пустая страна без будущего

Российская журналистка Анастасия Миронова написала репортаж о русских в Латвии в лучших традицияъ русского реализма. Все плохо, будет еще хуже . Статья была опубликована на сайте Gazeta.ru.

Ранний вечер. По улице бредут в стоптанных туфлях уставшие женщины, идут пропитанные застарелым перегаром мужчины. У двери супермаркета стоит бомж, от грязи и пьяной опухлости похожий на мулата. Рядом просит милостыню старушка без носа — нос съел то ли сифилис, то ли меланома. В магазине грязь, полупьяные люди разбирают «уцененку», и каждый второй несет к кассе копченые куриные окорочка с банкой пива — это ужин. Тут же ларьки с китайской обувью прямо в коробках, колготками на полуманекенах, творогом в огромных пластиковых ведрах, ливерной колбасой и пельменями.

В каждом ларьке играет музыка. В пристройке жарят шаверму. За ней молчаливо стоят в очереди понурые люди. Все плохо одеты, волосы жидкие, даже у многих женщин просвечивают лысины. Снизу, сидя на пластиковых ведрах, на них смотрят торговки дачной морковкой, лисичками, алычой. Рядом, в ларьке, казино. За казино — ларек с колбасой.

В машинах гремит музыка — Григория Лепса перебивает Катя Лель, их всех из старого опеля перекрывает Марина Хлебникова. «Дожди, косые дожди. » Помните такую песню?

Сквозь перекрестный огонь ветеранов российской эстрады пробиваются разговоры. Все кругом обсуждают еду. Одна женщина делится рецептом драников без яиц, другая рассказывает, как в сетевом магазине нашла макароны на 39 центов и кофе «3 в 1» за девятнадцать.

Да-да, именно центов… Потому что описанный вечер случился в Риге. Район Болдерайя. И это русский район.

Русские в Прибалтике — первое сильное впечатление путешественников

Жителям российских мегаполисов непривычно видеть города, где на всех тяжелых или грязных работах трудятся русские.

И где самые бедные и плохо одетые люди говорят по-русски. В Эстонии и Латвии среди уборщиц, заправщиков, кассирш супермаркетов, дорожных рабочих мне встречались исключительно русскоязычные (в Литве — украинцы).

Наших собратьев легко отличить в толпе: они почти всегда по моде 10-20-летней давности. В Латвии русскоязычные выглядят немного элегантнее, чем в Эстонии, потому что при Советах в Латвию отправляли инженеров, учителей, управленцев, а в Эстонию — рабочих и даже приговоренных к «химии» уголовников. Зато в Латвии элегантные интеллигентные русские очень бедны.

В русских районах Риги типа описанной Болдераи бедность будто разлита в воздухе.

У нас подобное встречается разве что в депрессивных моногородах. В Латвии средняя зарплата после вычета налогов — чуть больше 600 евро. Минимальная— около 300. А счета за коммунальные услуги — 150-200 евро, и безработица в стране примерно 10%. Минимальная пенсия чуть больше 200 евро. При этом с 2012 года Латвия при расчете пенсий перестала учитывать советский опыт работы русских, чьи предки не жили в стране до оккупации. Если советский эмигрант вышел на пенсию до 1991 года, его считают никогда не работавшим.

В Эстонии пенсии и заплаты почти в два раза выше. Русские там бедные, но хотя бы не нищие.

Русскоязычное население Прибалтики отличается от россиян-туристов. Местных русских легко вычислить на пляже, в кафе, даже просто на улице: они беднее, у них странный, полный просторечия язык. Они громко говорят по телефону. В России, по крайней мере в мегаполисах, уже не встретишь женщину, которая бы на весь автобус обсуждала по телефону свои проблемы и мужа-алкоголика. А в Прибалтике обсуждают.

У латвийских русских есть еще одна особенность — они постоянно говорят о еде. Это какое-то общее наваждение.

Везде — в прямом смысле везде! — вы слышите разговоры про еду: где дешевле крупы, на чем пожарить картошку, как заставить ребенка есть кашу… Люди недоедают. По крайней мере, не наедаются. Это видно и по их внешности.

Еще видно, что им недоступна медицина. В нашем понимании бесплатной медицины в Латвии нет — за все нужно платить. Прием семейного врача или специалиста стоит несколько евро, анализы и обследования платные, сутки в стационаре обходятся в среднем в 15 евро. Лекарства в Латвии в 1,5-2 раза дороже, чем в России, бесплатно их, в отличие от Эстонии, например, не выдают.

Разница уровней жизни в Эстонии и Латвии видна при пересечении границы. В Эстонии достаточно оживленные трассы, много машин, в магазинах, на заправках люди. В Латвии нет никого. Латвия за пределами Риги и Юрмалы безлюдна. На эстонской границе стоят алкомаркеты, эстонцы едут туда за водкой, так как дома она дорогая.

Можно полчаса ехать по шоссе из Смилтене в Валмиеру и не встретить никого.

А если и встретишь, то это будут машины с эстонскими или российскими номерами. Прибрежные городки, например, Айнажи, Салацгрива, вообще необитаемы. Они чистые, благоустроенные, там прекрасные парки, отличные детские площадки, великолепные зоны отдыха для туристов, но кругом абсолютная пустота. На улицах изредка встречаются разве что старики и женщины с грудными детьми.

Говорят, все остальные уехали.

Местные, в том числе латыши, рассказывают, что в стране почти не осталось врачей и университетских преподавателей.

Один лектор работает в нескольких вузах, расписание у него плавающее и непредсказуемое. Очень мало учителей. Особенно много уехало из Латвии русскоязычных — им живется совсем плохо. Если для латышей открыта госслужба и менеджмент, то для русских такая работа чаще всего недосягаема. Жители русских районов Риги и Даугавпилса рассказывают, что почти у каждого ученика кто-то из родителей работает в Великобритании или Норвегии. Порой дети растут с бабушками, тетями или соседками — родители на заработках.

Удивительно, как на фоне такой откровенной бедности Латвия в целом, за пределами русских районов, выглядит опрятной и чистой. Латвия вне Риги и Даугавпилса — настоящая Европа. Там чистые дома, прекрасные сады, аккуратно подстриженные лужайки. Латыши любят и умеют оформлять ландшафт. На латышские села и хутора приятно посмотреть. Даже вокруг заброшенных домов все ухожено — соседи приезжают стричь газон и обрезать деревья.

Латышская Латвия выглядит благополучной. Но если внимательно посмотреть, то замечаешь, что крыши у домов старые, нередко покрытые просто дранкой.

За кустами вдоль дорог спрятаны опустевшие дома. Те же латыши то ли в шутку, то ли всерьез говорят: у нас с улицы видно, чьи родственники в Ирландии работают, а чьи дома сидят. Латвия отстраивается на деньги, зарабатываемые за границей.

Латышские гастарбайтеры в Великобритании и Ирландии уже вошли в фольклор и в прошлом году выслали на родину почти десятую часть бюджета страны.

Из Латвии каждый год уезжает 1% населения. Причем, речь идет о молодых и трудоспособных.

Когда въезжаешь в Латвию из России, кажется ненадолго, будто попал в Европу. Но въезжая туда из Литвы, прилетая из Германии или Великобритании, сразу заметишь разруху и запустение. Даже если въехать в страну из Эстонии, в глаза бросятся бедность и безлюдность. В Латвии и по сравнению с бедной Литвой бедно.

По большому счету, Латвия не очень-то отличается от Псковской области. Если возвращаться из Риги через Псков, то перед российской границей проезжаешь небольшой, километров пятнадцать, кусочек Эстонии, после чего попадаешь в Россию. И, знаете, я в этот раз особенной разницы не заметила. Дорогу от границы и почти до самого Пскова привели в порядок, вдоль дороги скошена трава, лес чистый, машины едут не старее, чем в Латвии. В Пскове тоже стригут траву, здесь много хороших парков, уютных газонов. Окраины депрессивного Пскова не грязнее окраин Риги, но в псковских дворах есть детские площадки и футбольные поля.

В Пскове я никогда не видела нищих. А в Риге встречала каждый день — они повсюду.

А уж попрошаек разных сколько! В старой Риге, например, ко мне подходили приличного вида пенсионерки и на великолепном английском просили денег или еды.

Сегодня Латвия превратилась в островок благополучия для российских эмигрантов, в первую очередь пенсионеров из числа силовиков и судей, а также средней руки бизнесменов и коррупционеров. То есть для людей с нелатвийскими доходами.

В Риге сейчас много российских чиновников, которые уже наворовали на Латвию, но еще не накопили на Западную Европу. Этих людей и их семьи видно издалека.

В Латвии много мелких деталей, которые напоминают россиянам, что они приехали из государства, где права человека серьезно ограничены. В Латвии не нужно регистрироваться в сетях Wi-Fi или показывать паспорт при покупке билетов. Здесь по телевидению рекламируют газеты с антикоррупционными расследованиями. Здесь живой конкурентный рынок, хоть и занят он почти весь корпорациями.

Но таких отличий очень мало. На окраинах высокая преступность, есть районы, где машину нужно оставлять только на охраняемой парковке. В супермаркетах мухлюют с ценниками, а в кафе могут обсчитать.

Эстония куда более благоустроена и благополучна, но туда эмигранты не едут — слишком чужая культура и совсем сложный язык. К тому же эстонцы по уровню ксенофобии регулярно занимают первое в Евросоюзе место. Да и в Эстонии есть совершенно депрессивные районы. «Русский» уезд Ида-Вирумаа, окраины Тарту и Таллин за пределами старого города мало походят на Европу, и ночью там могут снять с машины колеса. В эстонских городах хаотично паркуются, на трассах, как и в Латвии, нарушают правила, повсеместно обгоняют через сплошную. Никаких детских площадок на окраинах нет. Даже магазинов нет — только огромные сетевые супермаркеты или сетевые же киоски с чипсами.

Зато куча казино. Порой игорные дома располагаются в ларьках прямо на остановке. В Нарве полно таких заведений. Все спальные районы Риги, кстати, тоже заставлены дешевыми казино. А Литва даже разработала особую, игорную линию туризма. Монако Восточной Европы.

Впрочем, за те 10 лет, что я не была в Прибалтике, эти страны изменились. Эстония все больше походит на Финляндию, а Латвию наконец-то привели в порядок и вычистили. Все похорошело, от центра Риги до частных хуторов на севере страны. Вот только непонятно, на какие деньги. Частные дома, стало быть, ремонтируют за счет трудовых иммигрантов, а дороги, школы и клубы, видимо, строят на дотации Евросоюза.

Доходит до смешного. В Айнажи, на диком побережье, набрела на деревянный шлагбаум — два пня, сук поперек и надпись: «Построено на деньги Евросоюза».

Деньги Евросоюза, распределяемые через фонды, в прошлом году составили больше 10% бюджета страны. Около трети средств, выделяемых органам местного самоуправления, — это европейские деньги. На эти деньги строят дома, дороги, отрывают десятки тысяч рабочих мест.

Неудивительно, что Латвия трепетно следит за выходом Великобритании из ЕС и со страхом ждет 2020 года, когда дотации из союза должны иссякнуть. О 2020 годе говорят в Латвии повсюду, а в Эстонии — только русские. Там и там русские, которые на многие годы были фактически отстранены от госуправления, обвиняют титульные народы в бесхозяйственности.

В Латвии действительно нет никаких весомых производств и крупного бизнеса. И как они будут жить без европейских денег, неясно. В Эстонии развиты сфера IT и энергетика. Но на добыче сланца далеко не уедешь, а для превращения IT в доходную отрасль нужны даже не годы, а десятилетия.

Литву я намеренно не обсуждаю в подробностях.

В Литве нет такого чудовищного расслоения общества по этническому признаку и нет русских «гетто».

Литовцы — народ уже не скандинавской, а восточно-европейской культуры. Литовцы много сотен лет жили бок о бок со славянами и имеют с ними общую историю. В Литве языковой вопрос не болезненный, потому что литовский не насаждается силой. В конце концов, в Литве нет столько русских, как в Латвии и Эстонии.

Литва такая же бедная, как и Латвия. Но страна сохранила агрокомплекс и теперь кормит себя и всю Прибалтику.

И Литва, несмотря на бедность, выглядит везде одинаково европейской. В Литве, в конце концов, есть люди, несмотря на лидерство в ЕС по оттоку населения — просто Литва изначально была самой населенной страной бывшей советской Балтии. А еще у Литвы тесные связи с Польшей — родственницей по прошлому. Польша не даст Литве погибнуть — вытянет.

Эстонию вытянут собратья финны — в финнов эстонцы вцепились как в спасательный круг. Страна живет примером Финляндии и, во многом, деньгами Финляндии.

Латвию тянуть некому. Интересно, что станет с маленькой страной прекрасных лужаек и песчаных пляжей, когда в ней закончатся европейские деньги и уедет молодежь. Судя по тому, что сегодня жизнь в Латвии есть только там, где появляются туристы, на них одна надежда.

Судьба всех балтийских стран интересна. Как они пройдут испытания 2020 года? Доживут ли до 2050 года, к которому, по оценкам экспертов, в Литве останется на 38% людей меньше, чем сейчас, в Латвии — на 31%, а в Эстонии — на 20%? Причем уедут преимущественно молодые и образованные. Останутся старики, доля иждивенцев составит 40-50%.

Но если Латвия и выживет, бомжа из Болдерайи и поклонников Григория Лепса в Европу с собой она не возьмет. Боюсь, они все вымрут на своих 200 евро в месяц. А их дети уедут. В Болдерайе и Салацгриве разобьют дикий парк. Дачи в этих районах уже сносят, вместо них на северо-западе Риги стоят мусорные поля. Русские дачники кончились — скоро кончатся все остальные.

Местные, в том числе латыши, рассказывают, что в стране почти не осталось врачей и университетских преподавателей.

Пособие безработным

Правительством Латвии предусмотрены выплаты пособий по безработице. Для получения пособия по безработице необходимо в обязательном порядке являться гражданином этого государства.

Для получения пособия по безработице нужно обратиться в Государственное агентство занятости с пакетом документов, подтверждающих личность и общий трудовой стаж человека. Необходимо предоставление:

  1. Паспорта.
  2. Налоговой книжки.
  3. Документа с прошлого места трудоустройства. В нём должно быть подробно указана цель увольнения и трудовые отношения между работодателем и наёмным работником. При этом цель увольнения должна подпадать под одну из статей законодательства о труде.

Чтобы получить пособие по безработице человек должен:

  1. Быть зарегистрированным в статусе безработного. Регистрация осуществляется в Государственном агентстве занятости.
  2. Обладать общим трудовым стажем не менее одного года.

Так выглядит латвийская идентификационная каточка

Выплату пособия по безработице может получить лишь тот человек, который на протяжении своей трудовой деятельности делал отчисления в фонд социального страхования, который предусматривает случаи возникновения безработицы. Обязательным условием является длительность таких выплат – не менее девяти месяцев.

Решение о выплате ежемесячного пособия по безработице принимается в течение одного рабочего дня.
Поводом для отказа может служить несоответствие одному из вышеперечисленных условий или фактическое трудоустройство человека. После оформления и подачи необходимых документов, человеку начисляется пособие со следующего месяца. Но согласно законодательству страны оно не может выплачиваться более девяти месяцев подряд.

Таблица Цены на основные продукты на 2017 год.

Работа и зарплата в Латвии

Латвийская молодежь, как и представители других стран восточной Европы предпочитают после окончания учебы уехать в более успешные страны Евросоюза. Это большая проблема для экономики Латвии, где в связи с нехваткой собственных кадров требуются следующие вакансии для иностранцев — программисты, водители-международники, инженеры, социальные, врачи и строители.

Средняя зарплата в Латвийской республике составляет около 780 €, а после вычета налогов получается около 650 €. Причем заработок мужчин на 17% больше, чем у женщин. Согласно статистическим данным, этого маловато для покрытия ежемесячных расходов, за счет чего 46% населения постоянно испытывают финансовые трудности. Факт, что более 50 000 латышей нуждаются в получении соцпомощи говорит, что уровень зарплат в стране недостаточно высокий.

По уровню зарплат прибалтийское государство занимает последние позиции в ЕС. Меньший оклад получают в Болгарии и Румынии. Согласно официальным данным Центрального статистического бюро, в 2018 г. средняя зарплата в Латвии до уплаты налогов — 985 € в месяц, при этом работающие в Риге латыши получают около 1 120 €.

Национальное соцстрахование 35,09 , из них 11 платит работник, а 24,09 работодатель.

Как живут прибалтийские страны, по сравнению с Россией? 141

Чем больше ВВП, тем соответственно богаче страна. Чтобы понять какая страна богаче, не достаточно сравнить ВВП разных стран.

Необходимо разделить ВВП на количество жителей страны. В итоге этого действия мы получим ВВП на душу населения. Это показывает, сколько государство производит товаров и услуг в расчете на одного жителя. ВВП стран в 2018 г:

Россия – $3 745 000 000 000

Литва – $85 790 000 000

Латвия – $50 870 000 000

Эстония – $38 700 000 000

Россия дает фору всем странам Прибалтики.

Но все становится на свои места если посчитать ВВП на душу населения. Берем ВВП нужных нам стран и делим на количество жителей. Получаем. ВВП на одного человека:

Эстония – $29 233

Как видно из расчетов, все страны Прибалтики живут лучше России.

Россияне, по доходу на душу населения, стоят примерно на уровне Латвии. Если принять во внимание, что основой ВВП России служит добыча газа и нефти, доходы от которой пилит не самая большая кучка людей, а в прибалтийских странах это все-таки реальные товары и услуги. Можно гипотетически сравнить, сколько разворовывается из бюджета России и стран Прибалтики. Теперь, если вы, или кто-то из ваших друзей, в споре скажет об этих нищих прибалтийских странах, вы вспомните эти цифры. Можете поспорить на коньяк и выиграть.

Ну и вишенка на торте, все это время Европа помогает этим странам дотациями, не кредитами, а дотациями. За последние пять лет они составили 3.5 млрд. долларов, на все страны Прибалтики. С 2019 года помощь будет сокращаться. Но эти деньги были потрачены на перестроение сельского хозяйства и промышленности. Они теперь будут работать на дальнейшее увеличение ВВП. У нас все нефте-газо-доходы уходят в туман. В лучшем случае, чтобы добывать еще больше нефти и газа, чтобы продавать еще больше, чтобы добывать еще больше.

  • 20 сен 2017 Политолог: Прибалтика движется по сценарию медленной деградации15
  • 4 май 2016 Прибалтика решила совместно бороться с детским алкоголизмом5
  • 14 дек 2015 ЕС признал вымирание Прибалтики14

ты дэбил, как читаешь..в срашке твоей депутаты скряпоносной гос дуры получают 500 000 в месяц. 45 минималок рашкинских по 11 000(минималка в сральне при всей таблице менделеева). у нас минималка 430..депутат 3000 в 7 раз. почквствовал разницу ватный утырок как любят народ в срашке?? генерал роа власов

А вот это точно генеральская писЦанина.

А то что наши политики гордятся тем, что налоги составляют 20 % от ВВП. Которые в принципе не совсем товар и не услуга произведенная в стране. то может не на столько и лучше живет Латвия))))

где в десять раз ватножопый. какой у тебя калькулятор однако. в риге м2 стоит 800 евро в среднем ,в пасрашкинской столице мацкве 2000 евро в среднем..ну и где придурок тут в десять раз. а в мухосранске срашкинском типа 50-100 тысячного города цены ниже депилских ,у нас 200-300 евро ,а там под читой иза 100 никто не берет, да такое гавно ватножопое туда и сцаной тряпкой невыгнать!! всегда удивлялся калькулятору в башке ватножопых, все у них в десятки, сотни раз выше и лучше в срашке ,но ниодин не уехал, парадокс!! генерал роа власов

А чего тебя так забрало-то? Ну, подумаешь, чуток обшибся. но ведь все-равно в “рашке” жилье ДОРОЖЕ. Почему. тебя спрашиваю.

youtu.be/xL8Z1mbcQ78 для тех кто думает что в рашки налоги маленькие

А чего тебя так забрало-то? Ну, подумаешь, чуток обшибся. но ведь все-равно в “рашке” жилье ДОРОЖЕ. Почему. тебя спрашиваю. ватножопый

смотря вкаком регионе, где то дороже, где то намного дешевле, в городах типа депилса тверской ,смоленской,новгородской области цены меньше депилских..за лям рублей запросто можно купить

смотря вкаком регионе, где то дороже, где то намного дешевле, в городах типа депилса тверской ,смоленской,новгородской области цены меньше депилских..за лям рублей запросто можно купить холл

Депилс–второй город Латвии.

Министр сельского хозяйства РоссииАлександр Ткачев сделал заявление, что страна к 2020 году сможет полностьюобеспечить себя всеми видами продукции, сведя поставки зарубежного продовольствия к нулю. Единственная категория, которая будет востребована в импорте продовольствия – тропические фрукты, пишет «Российская газета». «К 2020 году планируем выйти практически на стопроцентный уровень самообеспеченности по таким видам продовольствия, как молоко, мясо и овощи. . В минувшем году Россия в денежном выражении впервые произвела собственного продовольствия на 76 миллиардов долларов, что на 17 процентов больше, чем в 2014-м. Экспорт сельхозпродукции из России при этом превысил 16 миллиардов долларов. Все есть в открытом доступе

Ткачев, это который с Цапками дружил? Вы ж ему скажите там, что Россия экспортирует фураж, он для скота, не для людей, и в Латвии о таком экспорте вообще постеснялись бы говорить как о сельхозпродукции

смотря вкаком регионе, где то дороже, где то намного дешевле, в городах типа депилса тверской ,смоленской,новгородской области цены меньше депилских..за лям рублей запросто можно купить холл

Лям рублей – это 14 тысяч евро. Зарплата в городе, где такая стоимость жилья – 250 евро – за счастье. Пять лет без еды и воды и квартира ваша. Удачи!

Ткачев, это который с Цапками дружил? Вы ж ему скажите там, что Россия экспортирует фураж, он для скота, не для людей, и в Латвии о таком экспорте вообще постеснялись бы говорить как о сельхозпродукции

Ах ах..значит, исключительно из стеснения латвийские фермеры навозом не хотят торговать.

Лям рублей – это 14 тысяч евро. Зарплата в городе, где такая стоимость жилья – 250 евро – за счастье. Пять лет без еды и воды и квартира ваша. Удачи!

Да, Вы правы—у нас ведь каждый второй зарплату в 1000 евро имеет, поэтому живем все в хоромах-хрущевках, крутые ремонты закатываем и пальцами друг перед другом растопыриваем.

смотря вкаком регионе, где то дороже, где то намного дешевле, в городах типа депилса тверской ,смоленской,новгородской области цены меньше депилских..за лям рублей запросто можно купить холл

Да. от словесного поноса некоторых комментаторов просто уши вянут, без ругани,-никак! Теперь о жилье. Цена на обычную 36 м2 однокомнатную квартиру -хрущёвку(коих в Даугавпилсе большинство) составляет в небольших городах Ленинградской области (где-то в 200 км. от Санкт-Петербурга) от 800 тысяч рублей до 1 миллиона рублей. Пол-дома(деревянного или обшитого кирпичом, как на Новом Строении) в частном секторе можно приобрести от 500 до 700 тыс. руб. Чем ближе к Санкт-Петербургу, тем цены естественно выше. В городах-спутниках Санкт-Петербурга(СПб) и в непрестижных отдалённых районах города цена на равноценные с городом квартиры разнится около 1 млн. рублей. В Санкт-Петербурге двушка 54м2 – 64м2 в относительно “свежем” доме (конца 80-х начала 90-х годов постройки) стоит от 4,5 до 5,5 млн. рублей, в “хрущовке”, естественно дешевле. От 5,5 млн. руб. стоят 2 комн. квартиры(52-64 кв.м) в многоэтажках постройки середины 2000-х годов. Многое зависит от близости метро, или престижности района. Самое интересное, что в небольших посёлках городского типа жильё можно приобрести совсем уж за смешные деньги, но с работой будет очень туго! Теперь о работе, – собственно как и в Латвии, в “столицах” работа есть, поэтому все рвутся работать(не обязательно жить) в большие города, во всём мире так! В том же Питере многие работают вахтовым методом и ничего, другое дело, что сейчас реально снизился уровень заработных плат при росте цен. Объяснить это я могу только жадностью работодателей(капитализм однако). О пенсиях. Пенсии у всех разные, смотря кто и где работал(собственно как и в Латвии). Да, кстати, в России подняли пенсионный возраст(недовольных много и их можно понять), но зато приняли закон запрещающий дискриминацию и увольнение людей предпенсионного возраста. Как он будет “работать”,- посмотрим! О продуктах. Ткачёв прав, сейчас производство всего и вся в РФ налажено, а уж по птице и куриным яйцам проблема снята уже давно, – птицефабрик много. Сельское хозяйство развивается, вернее развиваются крупные агрохолдинги(во всём мире так), частнику конкурировать с ними трудно, но частники “берут” качеством и экологичностью продукции. Рядом с Питером(так, к слову, расположена крупнейшая в Европе птицефабрика “Сенявинская”, крупное тепличное хозяйство “Выборжец” и т.д.). О ценах,- цены растут, но связано это скорее не с санкциями, а с повышением цен на топливо, с различными акцизами и сборами. Рост цен в ЖКХ также имеет место быть. В целом же я считаю цены на продукты и ЖКХ в России ниже чем в Латвии и полки магазинов не пусты, как тут говорят некоторые. Везде хорошо, где нас нет, что-то хорошо в Латвии, что-то в РФ. Несомненным плюсом Латвии является её членство в ЕС(кто-бы и что-бы там не говорил).

В минувшем году Россия в денежном выражении впервые произвела собственного продовольствия на 76 миллиардов долларов, что на 17 процентов больше, чем в 2014-м.

Высшее образование в Латвии

Система высшего образования Латвии построена на системе кредитов и полностью соответствует европейским стандартам. Обучение в местных университетах проводится на латышском и английском, а также в меньшей степени на русском языке. К лучшим вузам относят – Латвийский университет, Рижский технический и Латвийский сельскохозяйственный университеты.

Академический год в Латвии состоит из двух семестров – осенний (сентябрь–декабрь) и весенний (февраль–май). Как правило, студентам предлагаются следующие степени – Бакалавр (3–4 года), Магистр (1–2 года) и Доктор (3–4 года). Стоимость обучения в вузах Латвии начинается от 1,5 тысяч евро в год и обычно не превышает 4 тысяч. Исключение составляют медицинские специальности, где сумма может доходить до 15 тысяч евро.

Базовая ставка для получения помощи в медицинских учреждениях Латвии стационар составляет 7,11 евро со второго дня 10 евро.

Образование

Латвийское высшее образование является европейским, а, соответственно, конкурентоспособным. Отличительными чертами обучения в ВУЗах Латвии является низкая стоимость и широкий выбор образовательных учреждений (около 60 ВУЗов). Обычно оплата за 4 года бакалавриата составляет не более 4 тысяч евро. Самое дорогостоящее образование, около 15 тысяч евро, для студентов медицинских ВУЗов. Образовательные процессы ведутся на латышском и английском языках, и лишь в некоторых ВУЗах остались русскоязычные программы. Плюсами обучения в Латвии будет возможность обучаться по программе обмена в странах ЕС и возможность получения двойного диплома по специальным партнёрским программам.

Самое дорогостоящее образование, около 15 тысяч евро, для студентов медицинских ВУЗов.

Почему россиянам в Латвии жить хорошо

В Латвии много плюсов: чистый воздух, хорошая еда, мало пробок и мигрантов, но все это хорошо, если не жить там постоянно, переезд на ПМЖ для русскоязычного означает: заплатить высокую “входную” цену, отдать детей в латышскую школу, вести бизнес с необязательными латвийцами

РИГА, 19 авг — Sputnik. Не из–за синего моря и красивых девушек, а за свежим воздухом и натуральной сметаной едут жить в Латвию. Москвич Олег Мельников откровенно рассказал газете “Сегодня”, почему он перебрался в Ригу — и не жалеет об этом.

Мне кажется, у вас никто толком не понимает, отчего это происходит.

Двуязычная страна

По характеру местные жители спокойные и дружелюбные. Отношение к русским очень хорошее. У них не вызывает удивления, что я из России. Мы не являемся для латышей отдельной социальной группой, потому что почти не отличаемся от них. Это страна, где 30 процентов населения не просто русскоговорящие, а именно русские.

Молодежь знает русский немного хуже, в разговоре с ними мне приходилось переходить на английский. Заурядные фразы они, конечно, понимают, но более сложные конструкции вызывают непонимание.

Принято считать, что население Латвии знает три языка: русский, латышский и английский. Тем не менее все надписи дублируются на английском или русском. Недавно мне пришла брошюра про выборы, где одна половина была написана на латышском, а вторая — на русском.

Нет необходимости в полиции.

Жизнь в Латвии

Важным моментом для переезда в Латвию был поиск жилья. Для этого мы обратились в агентство по недвижимости. Сначала общались по электронной почте со словарем по-английски, затем договорились о встрече.

Кроме того, при оплате в отделении почты с вас еще возьмут комиссию.

Европейский союз

Гоша_Ливонский
Гоша_Ливонский

Сообщений: 52217

Они всегда говорят о еде
Ранний вечер. По улице бредут в стоптанных туфлях уставшие женщины, идут пропитанные застарелым перегаром мужчины. У двери супермаркета стоит бомж, от грязи и пьяной опухлости похожий на мулата. Рядом просит милостыню старушка без носа — нос съел то ли сифилис, то ли меланома. В магазине грязь, полупьяные люди разбирают «уцененку», и каждый второй несет к кассе копченые куриные окорочка с банкой пива — это ужин. Тут же ларьки с китайской обувью прямо в коробках, колготками на полуманекенах, творогом в огромных пластиковых ведрах, ливерной колбасой и пельменями.

В каждом ларьке играет музыка. В пристройке жарят шаверму. За ней молчаливо стоят в очереди понурые люди. Все плохо одеты, волосы жидкие, даже у многих женщин просвечивают лысины. Снизу, сидя на пластиковых ведрах, на них смотрят торговки дачной морковкой, лисичками, алычой. Рядом, в ларьке, казино. За казино — ларек с колбасой.

В машинах гремит музыка — Григория Лепса перебивает Катя Лель, их всех из старого опеля перекрывает Марина Хлебникова. «Дожди, косые дожди…» Помните такую песню?

Сквозь перекрестный огонь ветеранов российской эстрады пробиваются разговоры. Все кругом обсуждают еду. Одна женщина делится рецептом драников без яиц, другая рассказывает, как в сетевом магазине нашла макароны на 39 центов и кофе «3 в 1» за девятнадцать.

Да-да, именно центов… Потому что описанный вечер случился в Риге. Район Болдерайя. И это русский район.

Русские в Прибалтике — первое сильное впечатление путешественников. Жителям российских мегаполисов непривычно видеть города, где на всех тяжелых или грязных работах трудятся русские.

И где самые бедные и плохо одетые люди говорят по-русски. В Эстонии и Латвии среди уборщиц, заправщиков, кассирш супермаркетов, дорожных рабочих мне встречались исключительно русскоязычные (в Литве — украинцы).

Наших собратьев легко отличить в толпе: они почти всегда по моде 10−20-летней давности. В Латвии русскоязычные выглядят немного элегантнее, чем в Эстонии, потому что при Советах в Латвию отправляли инженеров, учителей, управленцев, а в Эстонию — рабочих и даже приговоренных к «химии» уголовников. Зато в Латвии элегантные интеллигентные русские очень бедны.

В русских районах Риги типа описанной Болдерайи бедность будто разлита в воздухе. У нас подобное встречается разве что в депрессивных моногородах. В Латвии средняя зарплата после вычета налогов — чуть больше 600 евро. Минимальная— около 300. А счета за коммунальные услуги — 150−200 евро, и безработица в стране примерно 10%. Минимальная пенсия чуть больше 200 евро. При этом с 2012 года Латвия при расчете пенсий перестала учитывать советский опыт работы русских, чьи предки не жили в стране до оккупации. Если советский эмигрант вышел на пенсию до 1991 года, его считают никогда не работавшим.

В Эстонии пенсии и заплаты почти в два раза выше. Русские там бедные, но хотя бы не нищие.

Русскоязычное население Прибалтики отличается от россиян-туристов. Местных русских легко вычислить на пляже, в кафе, даже просто на улице: они беднее, у них странный, полный просторечия язык. Они громко говорят по телефону. В России, по крайней мере в мегаполисах, уже не встретишь женщину, которая бы на весь автобус обсуждала по телефону свои проблемы и мужа-алкоголика. А в Прибалтике обсуждают.

У латвийских русских есть еще одна особенность — они постоянно говорят о еде. Это какое-то общее наваждение.

Везде — в прямом смысле везде! — вы слышите разговоры про еду: где дешевле крупы, на чем пожарить картошку, как заставить ребенка есть кашу… Люди недоедают. По крайней мере, не наедаются. Это видно и по их внешности.
Яндекс.Директ
Гражданство Кипра
Гражданство Кипра для всей семьи. Государственные гарантии. 100% гарантия.
immigrantinvest.comАдрес и телефон

Еще видно, что им недоступна медицина. В нашем понимании бесплатной медицины в Латвии нет — за все нужно платить. Прием семейного врача или специалиста стоит несколько евро, анализы и обследования платные, сутки в стационаре обходятся в среднем в 15 евро. Лекарства в Латвии в 1,5−2 раза дороже, чем в России, бесплатно их, в отличие от Эстонии, например, не выдают.

Разница уровней жизни в Эстонии и Латвии видна при пересечении границы. В Эстонии достаточно оживленные трассы, много машин, в магазинах, на заправках люди. В Латвии нет никого. Латвия за пределами Риги и Юрмалы безлюдна. На эстонской границе стоят алкомаркеты, эстонцы едут туда за водкой, так как дома она дорогая.

Можно полчаса ехать по шоссе из Смилтене в Валмиеру и не встретить никого. А если и встретишь, то это будут машины с эстонскими или российскими номерами. Прибрежные городки, например, Айнажи, Салацгрива, вообще необитаемы. Они чистые, благоустроенные, там прекрасные парки, отличные детские площадки, великолепные зоны отдыха для туристов, но кругом абсолютная пустота. На улицах изредка встречаются разве что старики и женщины с грудными детьми.

Говорят, все остальные уехали.

Местные, в том числе латыши, рассказывают, что в стране почти не осталось врачей и университетских преподавателей.

Один лектор работает в нескольких вузах, расписание у него плавающее и непредсказуемое. Очень мало учителей. Особенно много уехало из Латвии русскоязычных — им живется совсем плохо. Если для латышей открыта госслужба и менеджмент, то для русских такая работа чаще всего недосягаема. Жители русских районов Риги и Даугавпилса рассказывают, что почти у каждого ученика кто-то из родителей работает в Великобритании или Норвегии. Порой дети растут с бабушками, тетями или соседками — родители на заработках.

Удивительно, как на фоне такой откровенной бедности Латвия в целом, за пределами русских районов, выглядит опрятной и чистой. Латвия вне Риги и Даугавпилса — настоящая Европа. Там чистые дома, прекрасные сады, аккуратно подстриженные лужайки. Латыши любят и умеют оформлять ландшафт. На латышские села и хутора приятно посмотреть. Даже вокруг заброшенных домов все ухожено — соседи приезжают стричь газон и обрезать деревья.

Латышская Латвия выглядит благополучной. Но если внимательно посмотреть, то замечаешь, что крыши у домов старые, нередко покрытые просто дранкой.

За кустами вдоль дорог спрятаны опустевшие дома. Те же латыши то ли в шутку, то ли всерьез говорят: у нас с улицы видно, чьи родственники в Ирландии работают, а чьи дома сидят. Латвия отстраивается на деньги, зарабатываемые за границей.

Латышские гастарбайтеры в Великобритании и Ирландии уже вошли в фольклор и в прошлом году выслали на родину почти десятую часть бюджета страны.

Из Латвии каждый год уезжает 1% населения. Причем, речь идет о молодых и трудоспособных.

Когда въезжаешь в Латвию из России, кажется ненадолго, будто попал в Европу. Но въезжая туда из Литвы, прилетая из Германии или Великобритании, сразу заметишь разруху и запустение. Даже если въехать в страну из Эстонии, в глаза бросятся бедность и безлюдность. В Латвии и по сравнению с бедной Литвой бедно.

По большому счету, Латвия не очень-то отличается от Псковской области. Если возвращаться из Риги через Псков, то перед российской границей проезжаешь небольшой, километров пятнадцать, кусочек Эстонии, после чего попадаешь в Россию. И, знаете, я в этот раз особенной разницы не заметила. Дорогу от границы и почти до самого Пскова привели в порядок, вдоль дороги скошена трава, лес чистый, машины едут не старее, чем в Латвии. В Пскове тоже стригут траву, здесь много хороших парков, уютных газонов. Окраины депрессивного Пскова не грязнее окраин Риги, но в псковских дворах есть детские площадки и футбольные поля.

В Пскове я никогда не видела нищих. А в Риге встречала каждый день — они повсюду.

А уж попрошаек разных сколько! В старой Риге, например, ко мне подходили приличного вида пенсионерки и на великолепном английском просили денег или еды.

Сегодня Латвия превратилась в островок благополучия для российских эмигрантов, в первую очередь пенсионеров из числа силовиков и судей, а также средней руки бизнесменов и коррупционеров. То есть для людей с нелатвийскими доходами.

В Риге сейчас много российских чиновников, которые уже наворовали на Латвию, но еще не накопили на Западную Европу. Этих людей и их семьи видно издалека.

В Латвии много мелких деталей, которые напоминают россиянам, что они приехали из государства, где права человека серьезно ограничены. В Латвии не нужно регистрироваться в сетях Wi-Fi или показывать паспорт при покупке билетов. Здесь по телевидению рекламируют газеты с антикоррупционными расследованиями. Здесь живой конкурентный рынок, хоть и занят он почти весь корпорациями.

Но таких отличий очень мало. На окраинах высокая преступность, есть районы, где машину нужно оставлять только на охраняемой парковке. В супермаркетах мухлюют с ценниками, а в кафе могут обсчитать.

Эстония куда более благоустроена и благополучна, но туда эмигранты не едут — слишком чужая культура и совсем сложный язык. К тому же эстонцы по уровню ксенофобии регулярно занимают первое в Евросоюзе место. Да и в Эстонии есть совершенно депрессивные районы. «Русский» уезд Ида-Вирумаа, окраины Тарту и Таллин за пределами старого города мало походят на Европу, и ночью там могут снять с машины колеса. В эстонских городах хаотично паркуются, на трассах, как и в Латвии, нарушают правила, повсеместно обгоняют через сплошную. Никаких детских площадок на окраинах нет. Даже магазинов нет — только огромные сетевые супермаркеты или сетевые же киоски с чипсами.

Зато куча казино. Порой игорные дома располагаются в ларьках прямо на остановке. В Нарве полно таких заведений. Все спальные районы Риги, кстати, тоже заставлены дешевыми казино. А Литва даже разработала особую, игорную линию туризма. Монако Восточной Европы.

Впрочем, за те 10 лет, что я не была в Прибалтике, эти страны изменились. Эстония все больше походит на Финляндию, а Латвию наконец-то привели в порядок и вычистили. Все похорошело, от центра Риги до частных хуторов на севере страны. Вот только непонятно, на какие деньги. Частные дома, стало быть, ремонтируют за счет трудовых иммигрантов, а дороги, школы и клубы, видимо, строят на дотации Евросоюза.

Доходит до смешного. В Айнажи, на диком побережье, набрела на деревянный шлагбаум — два пня, сук поперек и надпись: «Построено на деньги Евросоюза».

Деньги Евросоюза, распределяемые через фонды, в прошлом году составили больше 10% бюджета страны. Около трети средств, выделяемых органам местного самоуправления, — это европейские деньги. На эти деньги строят дома, дороги, отрывают десятки тысяч рабочих мест.

Неудивительно, что Латвия трепетно следит за выходом Великобритании из ЕС и со страхом ждет 2020 года, когда дотации из союза должны иссякнуть. О 2020 годе говорят в Латвии повсюду, а в Эстонии — только русские. Там и там русские, которые на многие годы были фактически отстранены от госуправления, обвиняют титульные народы в бесхозяйственности.

В Латвии действительно нет никаких весомых производств и крупного бизнеса. И как они будут жить без европейских денег, неясно. В Эстонии развиты сфера IT и энергетика. Но на добыче сланца далеко не уедешь, а для превращения IT в доходную отрасль нужны даже не годы, а десятилетия.

Литву я намеренно не обсуждаю в подробностях.

В Литве нет такого чудовищного расслоения общества по этническому признаку и нет русских «гетто».

Литовцы — народ уже не скандинавской, а восточно-европейской культуры. Литовцы много сотен лет жили бок о бок со славянами и имеют с ними общую историю. В Литве языковой вопрос не болезненный, потому что литовский не насаждается силой. В конце концов, в Литве нет столько русских, как в Латвии и Эстонии.

Литва такая же бедная, как и Латвия. Но страна сохранила агрокомплекс и теперь кормит себя и всю Прибалтику. И Литва, несмотря на бедность, выглядит везде одинаково европейской. В Литве, в конце концов, есть люди, несмотря на лидерство в ЕС по оттоку населения — просто Литва изначально была самой населенной страной бывшей советской Балтии. А еще у Литвы тесные связи с Польшей — родственницей по прошлому. Польша не даст Литве погибнуть — вытянет.

Эстонию вытянут собратья финны — в финнов эстонцы вцепились как в спасательный круг. Страна живет примером Финляндии и, во многом, деньгами Финляндии.

Латвию тянуть некому. Интересно, что станет с маленькой страной прекрасных лужаек и песчаных пляжей, когда в ней закончатся европейские деньги и уедет молодежь. Судя по тому, что сегодня жизнь в Латвии есть только там, где появляются туристы, на них одна надежда.

Судьба всех балтийских стран интересна. Как они пройдут испытания 2020 года? Доживут ли до 2050 года, к которому, по оценкам экспертов, в Литве останется на 38% людей меньше, чем сейчас, в Латвии — на 31%, а в Эстонии — на 20%? Причем уедут преимущественно молодые и образованные. Останутся старики, доля иждивенцев составит 40−50%.

К тому же эстонцы по уровню ксенофобии регулярно занимают первое в Евросоюзе место.

Демография Латвии в цифрах: 62,5% населения – латыши, число русских сократилось

Центральное статистическое управление (ЦСУ) опубликовало свежие данные. По состоянию на начало 2020 года в Латвии проживало почти 1,908 миллиона человек, что на 0,6%, или на 12 300, меньше, чем годом ранее.

В 2019 году, как отмечает ЦСУ, количество жителей выросло только в Пририжском регионе на 1 , или на 3,9 тысячи человек.

Русских в Латвии будет все меньше — российский ученый

Речь идет не о русскоязычном или славянском населении, а о «русских по самоопределению», пишет он в статье «Демографическое поведение русской диаспоры в странах Прибалтики и Центральной Азии» (Вестник Института экономики Российской академии наук. 2018. Т. 3. С. 50-60).

Козлов оговаривает, что на численность населения той или иной национальности влияют рождаемость и смертность, с одной стороны, и миграция и ассимиляция (в том числе изменение самоопределения) — с другой.

Доля смешанных браков,

как уже сообщал Rus.Lsm.lv, выглядела следующим образом:

В 1987 году 16,4 % русских женихов вступили в брак с латышками, а 16,0% русских невест — с латышами.
В 2002 году эти доли выросли до 22,6% и 25,9% соответственно.
В 2017 году они увеличились до 26,6% и 28,4%.

Один из путей ассимиляции — принятие детьми из смешанных семей титульной национальности. «Например, в Латвии, по последним доступным данным на 2016 г., среди [теоретически русских] только 53% детей, у которых оба родителя русские, а 47% рождены в смешанных браках русских с представителями других национальностей», — пишет Козлов.

По данным ученого, в 2014-2016 гг Латвия потеряла более 9 тыс русских. Козлов добавляет, что доля русских высока в столицах.

«В Латвии и Эстонии сокращение численности русских в столицах происходило на фоне сокращения общей численности населения Риги и Таллина (во многом за счет эмиграции, в том числе и коренного населения). Так, в Риге доля русских в 2017 г. по сравнению с 1989 г. упала с 47 до 37%, но в абсолютных цифрах сокращение было сравнимо с сокращением в Алматы — около 200 тыс. (с 430 до 238 тыс. человек). В Таллине сокращение было еще менее заметным: с 41,5 до 37% (примерно на 50 тыс. — с 207 до 157 тыс. человек)», — указывает Козлов.

Удельный вес некоторых этнических групп в составе населении Латвии,

на 1 января 2011 года:

  • Все возраста
    60,5% — латыши
    26,8% — русские
    1,5% — национальность не выбрана или не указана (распространено у детей из смешанных семей)
  • Возраст 0-4 года
    65,2% — латыши
    12,7% — русские
    19,4% — национальность не выбрана или не указана.

На 1 января 2018 года:

  • Все возраста
    62,2% — латыши
    25,2% — русские
    2,3% — национальность не выбрана или не указана
  • Возраст 0-4 года
    72,8% — латыши
    15,7% — русские
    8,2% — национальность не выбрана или не указана.

Он отмечает, что для русского населения всех стран, ситуацию в которых анализировали, характерна естественная убыль: она зависит не только от рождаемости и смертности, но и возраста — для пожилого населения характерно сокращение рождаемости и рост смертности.

После распада СССР в рассматриваемых странах — в том числе и в Латвии — сократился приток молодого населения, «относительно быстрое старение русской диаспоры в Прибалтике началось с 1990-х годов».

Козлов делает вывод, что русские женщины рожают меньше, чем представительницы титульного населения, а смертность у взрослых русских выше. «В Латвии доля русских среди всех рождений составляет около 16% (до недавнего времени было менее 12%), а среди всех смертей около 31%. Однако различия могут быть не столь существенными из-за большого числа рождений в смешанных браках», — добавляет он.

Как указывает Козлов, в Латвии и Эстонии у местного населения рождаемость была более или менее стабильной с 1920-х. У русских же сперва рождаемость была выше, но после повторила путь «большинства народов России»: на одну женщину детей стало меньше, чем необходимо для воспроизводства населения — и меньше, чем у народов Северной Европы, в том числе латышей и эстонцев. «Также к особенностям репродуктивного поведения русского населения относятся более ранние браки, меньшая доля рождений в незарегистрированных браках, большая вероятность родить первого ребенка, но существенно более низкая вероятность (даже для смешанных союзов) рождения вторых и третьих детей (во многом эти очередности и определяют разрыв в современной рождаемости в пользу народов Прибалтики)»

Ученый пишет, что однозначных выводов нельзя сделать и по поводу селективной миграции — например, как к рождению детей относятся русские, уехавшие из анализируемых стран и оставшиеся в них. Остаться могли более «ассимилированные», значит, уровень рождаемости этой группы населения будет приближаться к тому же показателю у коренных жителей. Если же остались маргиналы — из-за пассивности или отсутствия альтернатив — то предположения о росте рождаемости и большей ассимиляции могут оказаться неверными.

Кроме того, Козлов связывает «парадокс низкой продолжительности жизни» русских с употреблением алкоголя. «. в этих странах [Латвии и Эстонии] социально-экономический кризис в большей степени затронул русских и русскоязычных, так как они были заняты в основном на крупных государственных предприятиях, остановившихся из-за экономических проблем. Многие не знали местного языка и не могли интегрироваться в изменяющийся социум. Это вело к увеличению стресса и, как следствие, злоупотреблению алкоголем и росту смертности, особенно среди трудоспособного населения»

«Несмотря на все еще относительно большое представительство русского и родившегося в России населения в странах бывшего СССР, в перспективе оно будет только сокращаться. И хотя в настоящий момент «шоковые» факторы, имевшие место в 1990-е годы, практически нивелированы — даже простого воспроизводства русской диаспоры ожидать не приходится. В странах Прибалтики это приводит к очень медленному сокращению ее доли в общем составе населения», — делает вывод Козлов.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter .

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке .

Доля смешанных браков,.

Добавить комментарий